?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Архіепископъ Аверкій (Таушевъ)
Къ вопросу о старой и новой орѳографіи.
Только старая орѳографія и есть въ собственномъ смыслѣ слова о р ѳ о - г р а ф і я, или п р а в о - п и с а н і е, а та порча русскаго правописанія, которая насильственно введена въ употребленіе большевиками въ порабощенной ими Россіи въ декабрѣ 1918 года (черезъ годъ послѣ захвата ими власти), не можетъ и не должна претендовать на то, чтобы именоваться п р а в о - п и с а н і е м ъ, есть только искаженіе правописанія.
Вопросъ орѳографіи совсѣмъ не такъ простъ, и нельзя подходить къ нему такъ легко и «рубить сплеча», какъ это дѣлаютъ нѣкоторые любители всякихъ реформъ въ наше исполненное легкомыслія и не серьезнаго отношенія къ серьезнымъ вещамъ лукавое время. Для вѣрующихъ русскихъ людей наша исконная русская орѳографія тѣсно связана съ нашей святой вѣрой и Церковью. Вѣдь тѣ самыя буквы: «ѣ», «і», «ъ», «ѳ» и «ѵ», на которыя съ такой ненавистью обрушились большевики, что даже по типографіямъ посылали своихъ агентовъ, дабы изъять эти буквы изъ шрифтовъ и уничтожить ихъ, достались намъ, какъ тысячелѣтнее наслѣдство нашихъ великихъ просвѣтителей, родоначальниковъ общеславянской культуры — свв. равноапостольныхъ братьевъ Кирилла и Меѳодія. Эти буквы не могутъ не быть дороги намъ, ибо онѣ насъ связываютъ съ нашимъ священнымъ, богослужебнымъ церковнославянскимъ языкомъ, со всей нашей св. Церковью, — Церковью, насажденной, вскормленной и вспоенной многовѣковой русской культурой.
Грамоту дала намъ наша св. Православная Церковь, и потому недопустимо, помимо Церкви, рѣшать вопросы орѳографіи, произвольно признавая тѣ или другія буквы нашего алфавита «устарѣвшими» и «ненужными». То, что это сдѣлали безбожники-большевики насильственнымъ путемъ, и то только черезъ годъ послѣ своего прихода къ власти введшіе въ Россіи такъ называемую «новую орѳографію», насъ не удивляетъ. Вѣдь большевики открыто поставили себѣ задачей не только полный разрывъ съ Церковью, но и борьбу съ нею, вплоть до окончательнаго ея уничтоженія. Они же задались цѣлью порвать со всѣми историческими традиціями православнаго русскаго народа, отвергнуть все, чѣмъ жила наша Родина на протяженіи цѣлаго тысячелѣтія своей исторіи, оплевать все ея культурно-историческое прошлое и, разрушивъ, какъ они горделиво и надменно провозглашали, «старый» міръ, создать свой собственный «новый».
Какой это новый міръ они замышляли создать, это мы теперь видимъ! Однимъ изъ характернѣйшихъ атрибутовъ этого «новаго міра» и является такъ называемая «новая орѳографія». Эта «новая орѳографія» является, безспорно, однимъ изъ крупнѣйшихъ «завоеваній» революціи, однимъ изъ видныхъ «достиженій» безбожной и антирусской совѣтской власти. Пусть не говорятъ, что эта «новая орѳографія» была разработана еще въ царское время и будто бы даже прежней Россійской Академіей Наукъ. Развѣ большевицкія настроенія и мечты о разрушеніи стараго міра явились у насъ только съ 1917 года? Развѣ страшной разрушительной силы подрывная работа противъ всѣхъ нашихъ исконныхъ культурныхъ цѣнностей не велась у насъ еще задолго до этой мрачной даты? Фактомъ остается то, что этой реформы не провело наше царское правительство, несмотря на всѣ господствовавшія у насъ въ послѣднее время «либеральныя» идеи, не смогло провести этой реформы правописанія даже Временное правительство въ самомъ 1917 году, когда распоряженіе его о введеніи «новой орѳографіи» не было принято русскимъ народомъ и повисло въ воздухѣ.
Провели эту «реформу» только большевики, почему эта «новая орѳографія», по всей справедливости, и должна именоваться «большевицкой», или «совѣтской», какъ многіе русскіе люди ее и называютъ, — тѣмъ болѣе, что она, по духу своему, по идеѣ въ нее вложенной, вполнѣ отвѣчаетъ замысламъ большевиковъ, злобныхъ отрицателей и разрушителей всего стараго. Характерно, что вся русская эмиграція, церковно и національно настроенная, до 1945 года бережно хранила старую орѳографію и этимъ отличались всѣ ея изданія за границей, въ отличіе отъ изданій пробольшевицкихъ, выходившихъ за рубежомъ съ большевицкими пропагандными цѣлями. Съ любовью хранила у себя старую орѳографію и патріотически настроенная Карпатская Русь, входившая въ эти годы въ составъ Чехословакіи и все время боровшаяся за свои національно-культурныя права. А кто прожилъ годы эмиграціи въ Болгаріи, тотъ помнитъ, какъ пришедшее тамъ къ власти прокоммунистическое правительство Стамболійскаго, первымъ долгомъ позаботилось выбросить изъ болгарскаго алфавита, столь близкаго къ русскому, буквы «ѣ» и «ъ». Смѣнившее его потомъ болѣе правое правительство Цанкова букву «ѣ» возстановило, но новое коммунистическое правительство въ 1945 году опять ее упразднило.
Весьма важно знать и помнить вотъ еще что. Православная вѣра и кровное дѣтище ея — «кириллица», какъ обыкновенно именуется наше старое правописаніе, нѣкогда духовно объединяли собою все славянство. Потому-то враги Православія и славянства направили на нихъ главныя свои нападки. И во многомъ, увы, успѣли. Часть славянъ насильственно совсѣмъ была обращена въ латинство и одновременно потеряла свою родную историческую «кириллицу», замѣненную у нихъ латинскимъ алфавитомъ (чехи, поляки, хорваты), а среди остальныхъ славянъ, сохранившихъ вѣрность св. Православію, все время дѣлались и дѣлаются попытки эту «кириллицу» какъ-то исказить и изуродовать, цѣлью чего, конечно, является стремленіе общенародную культурную жизнь какъ можно дальше увести отъ Церкви, черезъ разрывъ съ употребляемымъ въ Церкви церковнославянскимъ языкомъ.
Въ этомъ отношеніи характерна сербская реформа Вука Караджича, агента австро-венгерскаго правительства, стремившагося оторвать Сербію отъ духовно-культурнаго общенія съ Россіей, который ввелъ въ кириллицу, употреблявшуюся сербами, совершенно новыя, чуждыя ей буквы, упразднивъ многія старыя и въ томъ числѣ букву «ѣ». А между тѣмъ, для каждаго мало-мальски знающаго славянскіе языки и нарѣчія ясно, что буква «ѣ» — совсѣмъ не лишняя буква въ общеславянскомъ алфавитѣ. У разныхъ славянскихъ народовъ и племенъ и въ разныхъ нашихъ россійскихъ говорахъ она произносится не одинаково и съ разными оттѣнками. Такъ, если великороссы произносятъ ее, какъ «е», малороссы выговариваютъ ее, какъ «і», у поляковъ она выговаривалась, какъ «я», у сербовъ и чеховъ, какъ «іе», у болгаръ, какъ «е», иногда переходящее въ «я». Такимъ образомъ, эту букву вполнѣ справедливо было бы разсматривать, какъ объединяющее звено, духовный символъ единенія всѣхъ славянскихъ племенъ и народностей.
Спрашивается: во имя чего же тогда ведется такая упорная борьба противъ этой, столь типичной для общеславянской грамоты, буквы? Трудности ея употребленія безмѣрно и тенденціозно преувеличены, а между тѣмъ вѣдь она является отличительнымъ знакомъ многихъ корней словъ, безъ нея утрачивающихъ свой смыслъ и значеніе, и потому затрудняющихъ пониманіе написаннаго. Объ этомъ столько уже писалось и говорилось, что только завѣдомо предубѣжденный человѣкъ можетъ не принимать этого во вниманіе. Ну, какъ, напримѣръ, можно писать одинаково такія совершенно различныя по смыслу слова, какъ: «ѣсть» и «есть», «осѣлъ» и оселъ», «всѣ» и «все» и т. п.?
Почему такая ненависть противъ буквъ «ѳ» и «ѵ», когда употребленіемъ этихъ буквъ отмѣчается заимствованіе словъ съ этими буквами изъ греческаго языка — языка той высококультурной страны, которая дала намъ, русскимъ людямъ, и вѣру нашу православную, и основы нашей собственной культуры? А такихъ словъ въ русскомъ языкѣ не мало, и пользованіе ими неизбѣжно и, вмѣстѣ съ тѣмъ, опредѣляетъ степень культурности употребляющаго ихъ человѣка.
Не будемъ вновь и вновь повторять здѣсь то, что много разъ уже говорилось о значеніи другихъ буквъ нашего алфавита, выброшенныхъ большевицкой реформой 1918 года, а подчеркнемъ лишь, что эта реформа ничего общаго не имѣла съ данными серьезной филологической науки, а шла лишь навстрѣчу лѣности и невѣжеству, согласуясь съ модными революціонными стремленіями разрушить «старый міръ». Она и не научна, и не практична, потому что только поощряетъ безграмотность и не даетъ права «писать, какъ говоришь» (подобно сербской реформѣ Вука Караджича).
Успѣхъ и распространеніе этой, такъ называемой «новой орѳографіи», въ большевицкое время тѣмъ и объясняется, что власть захватили въ свои руки въ массѣ и на мѣстахъ, главнымъ образомъ, подонки русскаго народа, иноплеменники и иностранцы — люди совершенно безграмотные, въ интересахъ которыхъ и было эту свою безграмотность навязать всему русскому народу. Они-то съ особой ревностью и усердіемъ ее и насаждали! Имъ, безбожникамъ и интернаціоналистамъ, чужды были религіозные и національные идеалы и интересы православнаго русскаго народа, и они жестокой и безжалостной рукой искореняли все, что связывало русскій народъ съ его церковнымъ и культурнымъ историческимъ прошлымъ, съ ненавистью относясь къ такому великому наслѣдію, полученнаго нами отъ свв. равноапостольныхъ братьевъ Кирилла и Меѳодія христіанскаго просвѣщенія, какимъ была наша исконная, старая орѳографія.
Пусть намъ не говорятъ, что и это наслѣдіе на протяженіе вѣковъ подверглось нѣкоторымъ естественнымъ (не насильственно проведеннымъ) измѣненіямъ и что наша гражданская азбука отличалась отъ церковнославянской; все это весьма далеко отъ той грубой насильственной ломки, которую произвели въ 1918 году большевики. И ужъ совсѣмъ странно намъ сочувственно относится къ этому чисто большевицкому «достиженію»!
Сторонникамъ такъ называемой «новой орѳографіи» мы не можемъ не посовѣтовать задуматься надъ тѣмъ, почему это ни французы, ни англичане съ американцами не заводятъ у себя своей «новой орѳографіи», хотя у нихъ едва ли не большинство словъ пишется совершенно иначе, нежели они произносятся, и многія буквы совсѣмъ никакъ не выговариваются, а между тѣмъ продолжаютъ, по традиціи, писаться? И они съ любовью хранятъ и изучаютъ свою традиціонную старую орѳографію, представляющую для нихъ несомнѣнно гораздо большія трудности, чѣмъ наши буквы «ѣ», «і», «ъ», «ѳ» и «ѵ».
Наша русская буква «ять» представляла собою неодолимыя трудности только для безнадежныхъ тупицъ среди учащихся, какъ остроумно указалъ на это одинъ изъ членовъ комиссіи, обсуждавшей вопросъ о переходѣ на новое «правописаніе». «Старо предлагаемое "новое" правописаніе, — сказалъ онъ, — оно искони гнѣздилось на заднихъ партахъ у лѣнтяевъ и не способныхъ» (см. воспоминаніе нашего писателя И. О. Шмелева въ журналѣ: «День русскаго ребенка» за 1949 годъ).
Создать новое правописаніе на чисто фонетическихъ основахъ, при всемъ разнообразіи русскихъ говоровъ на громадныхъ пространствахъ нашей Родины, задача совершенно неосуществимая, а потому, нѣтъ никакой надобности стремиться къ подобнаго рода реформамъ, которыя вносятъ только разруху и неразбериху въ нашу культурную жизнь, а надо держаться стараго и испытаннаго.
Если большевики, во имя своей лютой ненависти ко всему историческому прошлому нашей Родины, стремились разрушить все старое и ввести «новое», то мы, православные русскіе люди, изъ одной только любви и уваженія ко всему тому свѣтлому и прекрасному, чѣмъ жила и дышала на протяженіи многихъ столѣтій наша матушка святая Русь, не можемъ не дорожить этимъ старымъ, не можемъ не цѣнить всего того, что такъ тѣсно связано съ нашимъ прошлымъ, съ нашими вѣковыми историческими традиціями, а въ особенности съ нашей св. Православной Церковью, которой мы обязаны всѣмъ лучшимъ и возвышеннѣйшимъ, что имѣемъ и что составляетъ наше кровное національное достояніе, въ томъ числѣ и старой орѳографіей.
В ѣ р н о с т ь р о д н о й с т р а н ѣ, в ѣ р н о с т ь ц е р к о в н о к у л ь т у р н ы м ъ ц ѣ н н о с т я м ъ и в ѣ к о в о м у, т р а д и ц і о н н о м у, и с т о р и ч е с к о м у п р о ш л о м у — в о т ъ ч т о д о л ж н о б ы т ь н а п и с а н о н а з н а м е н и к а ж д а г о п о д л и н н а г о р у с с к а г о п а т р і о т а, п р е д а н н а г о с в о е й с в. Ц е р к в и.

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
pingback_bot
Apr. 18th, 2011 09:53 am (UTC)
No title
User m_ldelamballe referenced to your post from No title saying: [...] Church Abroad САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ и СЕВЕРО-РУССКАЯ ЕПАРХИЯ РПЦЗ Архіепископъ Аверкій (Таушевъ) [...]
( 1 comment — Leave a comment )